Почему в СССР отказались от выпуска самолета-амфибии А-57

Оказывается, еще в 50-х годах прошлого века в СССР могли создать такой военный самолет, о котором даже в самых развитых странах и мечтать никто не мог.

Конструктор задумал стратегическую систему, в которую вошли бы – сам самолет-носитель и реактивный снаряд-самолет.

Снаряд устанавливали на носителе, там, где располагались воздухозаборники двигателей между килями.

Взлетать сверхзвуковой самолет, являвшийся бомбардировщиком-амфибией мог практически с любой поверхности – с воды, с грунтовки, с заснеженной поверхности и с аэродромов, построенных в Арктике.

Нести на себе такая машина могла не только реактивный снаряд-самолет, но и ядерную бомбу, вес которой составил три тонны.

Поскольку самолет был амфибией, то при наступлении на противника вблизи берега можно было бы присоединить его к морским группировкам для нанесения мощного удара.

Пополнять запас топлива самолет мог бы с кораблей, находившихся рядом.

Всем этим проектом занимался наравне с ОКБ Цыбина Роберт Людвигович Бартини – итальянец по происхождению.

Его имя не очень известно, но те, кто связан с авиацией, считают его гением авиационного конструкторского дела.

Идея возникла именно у Бартини в 1952-м году. Тогда этот человек без помощи кого бы то ни было сам рассчитал переменную стреловидность крыла. И уже к 55-тому году у него был готов проект летающей лодки.

Он представил его госкомиссии, которая отвергла идею категорически. Там изучили характеристики нового самолета, и остались в полной уверенности, что создать такое просто невозможно.

Но у Бартини оставался еще один шанс реализовать свою идею – он знал, что Сергей Павлович Королев всегда поддерживает все новое, поэтому и обратился к нему.

Главный авиаконструктор СССР все внимательно изучил, и решил, что к проекту на данном этапе нужно подключить ЦИАМ и ЦАГИ.

Они обязались сделать более подробное экспериментальное обоснование. Выходило, что этот самолет будет бесхвостым с интегральной схемой.

5 турбореактивных двигателей, имеющих два контура, обеспечивали тягу, которая была необходима. 320 тонн – такова была взлетная масса машины.

Дальность ее полета составляла 14 тысяч километров, максимальная скорость, которую самолет мог развивать, 2500 километров в час.

После этого летные характеристики нового проекта были тщательно изучены, и он получил одобрение. Далее вся документация была отправлена в правительство на рассмотрение.

И «зарезал» проект, судя по всему, Никита Сергеевич Хрущев. Он был просто одержим идеей производства ракет, которые могли бы доставлять ядерное оружие на различные расстояния.

К тому же изготовление машины Бартини стоило бы слишком дорого, что в послевоенное время восстановления страны, было тоже не маловажным фактором.