Военная история Ближнего Востока. «Война на истощение». Часть 9-я. «Брежневские соколы» против «стервятников» Моше Даяна.

Продолжение. Предыдущую часть публикации можно прочесть ЗДЕСЬ.

В прошлых публикациях уже говорилось о том, что в рамках операции «Кавказ» в феврале-марте 1970 года на египетской территории (помимо других советских войск) была размещена Авиационная группа, которую возглавлял генерал-майор Григорий Устинович Дольников. В состав данной группы входили два формирования, укомплектованных истребителями МиГ-21МФ: 135-й истребительный авиационный полк (40 МиГ-21МФ и 60 лётчиков; командир – полковник Коротюк Константин Андреевич) и 35-я отдельная истребительная авиационная эскадрилья (30 МиГ-21МФ – и 42 лётчика; командир – полковник Юрий Васильевич Настенко).

Поскольку советские военнослужащие находились фактически на нелегальном положении, а также с целью дезориентации противника указанным выше авиационным соединениям были присвоены номера и наименования египетских ВВС. Так, 135-й истребительный авиационный полк (ИАП) в официальных документах, сводках, донесениях и «на слуху» значился как 106-й ИАП ВВС Египта. Соответственно 35-я отдельная истребительная авиационная эскадрилья (ОИАЭ) числилась как 108-я истребительная авиационная бригада египетских ВВС.

35-я ОИАЭ была целиком и полностью укомплектована советскими военнослужащими-добровольцами. Эскадрилья базировалась на аэродроме Джанаклис, расположенном в 40 км южнее города Александрия. Запасной аэродром находился на военной базе близ города Катамия (в 40 км к западу от Суэцкого канала). Полковнику Настенко и его лётчикам предстояло прикрывать с воздуха средиземноморское побережье Египта – береговую полосу от Порт-Саида до города Мерса-Матрух.

Помимо защиты военных и промышленных объектов, 35-й ОИАЭ надлежало защищать воздушное пространство над Каиром, а также базы ВМФ Египта. Как видно даже непосвященному в специфику тактических возможностей истребительной авиации, задачи, поставленные для соединения, имеющего на вооружении три десятка крылатых машин, были изначально из разряда трудновыполнимых.

Этот вывод подтверждает в своих воспоминаниях подполковник Валерий Борисович Ельчанинов – заместитель командира 135-го ИАП: «Поставленная задача, наличие сил и рельеф местности определили тактику боевых действий полка. Мы были обречены вести пассивные действия, то есть лишь отражать налеты противника. В то время как история войн подтверждает, что завоевание господства в воздухе, а это главное предназначение истребительной авиации, возможно только лишь активными действиями. Для этого требуется искать врага и уничтожать его не только, когда он намеривается нанести удар, а вынуждать его к бою в невыгодных для него условиях.

Такие действия мы не могли вести: во-первых, находились на полулегальном положении. …Во-вторых, для активной боевой работы у нас было явно мало сил. Один полк, в котором всего 50 пусть даже великолепно подготовленных, летчиков на 30 МиГах, не могли вести активную борьбу с ВВС Израиля, насчитывавшими до 400 истребителей. Нам под силу были лишь оборонительные действия. На наращивание наших усилий за счет отдельной эскадрильи [речь идёт о 35-й ОИАЭ] мы не могли рассчитывать, так как нас разделяло большое пространство. Кроме того, выполняя свою боевую задачу, эскадрилья могла усилить наши возможности лишь одним звеном, а это капля в море»[1].

135-й ИАП прикрывал воздушное пространство Каира с восточного направления, промышленные объекты северной и центральной части Египта, а также защищал небо над Асуанской плотиной. Базировался полк на двух основных аэродромах, расположенных близ городов Бени-Суэйф (в 180 км южнее Каира) и Камушин (120 км юго-восточнее Каира). Запасной аэродром находился в Зафаране (100 км к юго-западу от Суэцкого залива). Помимо советских военнослужащих, в 135-м ИАП проходили обучение и стажировку по различным лётно-техническим специальностям офицеры и персонал наземных служб египетских ВВС.

Система управления 135-й ИАП строилась по классической схеме, применяемой в условиях мирного времени. Управление истребителями велось с командного пункта полка, командных пунктов наведения зенитных ракетных бригад и дивизионов, а также со штабных пунктов египетских частей, расположенных на побережье Средиземного моря, вдоль западного Суэцкого канала и Суэцкого залива. В условиях современной воздушной войны излишняя удаленность командных пунктов от мест маневренных боёв, проходивших в подавляющем большинстве своём непосредственно над линией фронта, могла (и в конечном итоге сыграла) привести к самым непредсказуемым и неблагоприятным последствиям.

О том, насколько хорошо были подготовлены советские лётчики, и как проходила подготовка к предстоящей боевой командировке, в Египет подробно рассказал сам Юрий Настенко. Если не всю, то значительную часть правды, он смог поведать журналистам и российской общественности лишь после распада СССР, когда «гриф секретности», касающийся участия советских войск в Арабо-израильских войнах был частично снят.

«На подготовку летного состава мне был дан один месяц. Всех летчиков я знал по фамилиям и именам, так как три года проходил службу в одном из полков 283 истребительной дивизии, из которой формировалась эскадрилья. Но тридцать суток – срок короткий. Летали каждый день, перелетая с одного аэродрома на другой, с берегов Черного и Каспийского морей, иногда по два раза в день. Об уровне подготовки летного состава можно судить по тому, что на воздушные стрельбы по летающим мишеням эскадрилья прилетела и произвела посадку в наихудших погодных условиях. Находившийся на этом аэродроме командир корпуса ПВО заметил по этому поводу, обращаясь ко мне: "Да, с этими пилотами воевать можно". Да, летать и стрелять мы умели, а воевать – нет. В течение дня и ночи ракетами и огнем из пушек было сбито 12 мишеней, причем все с первой атаки. Подготовка была закончена»[2].

А как дела в целом и с обучением личного состава в частности обстояли у нового и ещё мало изученного противника советских лётчиков – ВВС Израиля? К началу активной фазы «Войны на истощение» израильские военно-воздушные силы насчитывали порядка 350 боевых самолётов. Если прежде основу истребительной авиации составляли самолёты французского производства, то, начиная со второй половины 1969 года, Тель-Авив приобретал исключительно американские крылатые машины – штурмовики A-4 Skyhawk и многоцелевые истребители-бомбардировщики F-4 Phantom II. Самолётов этого типа в составе ВВС Израиля к моменту прибытия в Египет советской группировки войск насчитывалось около 120 боеготовых и исправных единиц.

Максимально точные сведения о тактических возможностях израильских военно-воздушных сил приводит в своём аналитическом исследовании старший преподаватель кафедры ВВС Военной академии Генерального штаба ВС РФ полковник Виктор Ткачёв: «Авиационные части были полностью укомплектованы личным составом. На каждую машину приходилось 1,5-2 экипажа, что позволяло значительно увеличить количество вылетов. Пилоты имели хорошую подготовку для ведения боевых действий в различных условиях. Для базирования своих ВВС Израиль располагал 19 аэродромами, в том числе 9 – с капитальными ВПП [взлётно-посадочные полосы] длиной 1800 м и более. Их оперативная емкость составляла 225 самолетов (из расчета по 25 машин на аэродром).

Для рассредоточения тактической авиации израильское командование использовало еще четыре аэродрома с ВПП длиной 1200-1800 м. Кроме того, после захвата в июне 1967 года Синайского полуострова израильтяне получили в свое распоряжение еще несколько аэродромов (Мелес, Эль-Сирр, Эль-Ариш, Бир-эль-Темада, Эль-Тор), в результате чего возможности для рассредоточенного базирования и аэродромного маневра еще более расширились. С учетом небольшого удаления израильских авиабаз от основных объектов ударов на территориях арабских стран самолеты могли совершать по четыре (и более) боевых вылета в сутки»[3].

Высокую степень подготовки лётчиков ВВС Израиля отмечали представители всех стран-участниц «Войны на истощение». Вот один из наиболее ярких и запоминающихся комментариев и аналитических заключений на данную тему: «При подготовке израильских летчиков ставка делалась на внезапность, атакующий агрессивный стиль, а строгая дисциплина и ответственность сочетались с поощрением инициативы и раскованности в бою. Летчику доверялась самостоятельная оценка воздушной обстановки и принятие решений. На высоте было и искусство штабных офицеров, которые готовили оперативные планы, учитывая всевозможные варианты развития боевых действий. Господство в воздухе позволяло израильским ВВС выполнять задачи без существенного противодействия со стороны египетских самолетов»[4].

Высшее политическое и военное руководство Израиля, благодаря успешным действиям своей внешней разведки и постоянной утечке информации из Каира, почти с самого начала знало о заключенном межправительственного соглашения между Советским Союзом и Египтом, об оказании прямой военной помощи режиму Насера. Также быстро и достоверно израильское правительство получило неоспоримые доказательства того, что на египетской территории с февраля 1970 года размещены советские части ВВС и ПВО.

К присутствию советских войск в зоне вооруженного конфликта израильская сторона отнеслась со всей серьёзностью. 26 февраля Голда Меир – премьер-министр Израиля заявила, что израильские ВВС прекращают разведывательные полеты и нанесение воздушных ударов в тыловых районах Египта. С того момента израильская авиация действовала только в пределах прифронтовой полосы западного берега Суэцкого канала. Это официальное заявление было специально продублировано и выдано в эфир также и на русском языке.

В свою очередь министр обороны Израиля генерал-лейтенант Моше Даян с одобрения правительства негласно предложил советскому командованию заключить джентльменское соглашение. Суть его заключалась в том, что ВВС Израиля не бомбят и не атакуют объекты в зоне ответственности советских ВВС, а советские летчики в свою очередь не вступают в бой с израильскими самолётами.

Генерал Даян так объяснял свою позицию в данной ситуации: «У нас нет стремления господствовать в небе Каира, но вместе с тем мы должны обеспечить защиту линии прекращения огня вдоль Суэцкого канала, пока там продолжаются военные действия. Наша главная цель: воздержаться от столкновения с советскими военными до того момента, как они попытаются сбить наши самолеты».

Конечно же, командование группировкой советских войск в Египте никак не могло пойти на заключение подобного рода сделки, поскольку целиком и полностью зависело от решений высшего партийного и военного руководства СССР. Убедившись, что советские подразделения и соединения ВВС и войск ПВО будут действовать в интересах режима Насера, израильское командование на первых порах разработало и быстро внедрило в практику новую стратегию поведения своих ВВС в отношении советской истребительной авиации.

Суть этой концепции изложена в свете аналитических выводов и комментариев, как непосредственных участников тех событий, так и военных специалистов по вопросам ведения современной воздушной войны. Полковник Константин Коротюк – командир 135-го ИАП в одном из своих интервью рассказывал такие запомнившиеся ему подробности:

«Уже само наше присутствие разрядило обстановку в египетском небе. Израильская авиация основные свои действия перенесла в зону Канала. Для нас же началась война нервов и характеров, борьба на измор, на изматывание. Чтобы не допустить ударов по этим объектам, успеть перехватить противника, мы должны были поднимать наши самолеты на удалении минимум 200 километров.

Взлетает одно звено, идет на перехват израильтян. Те заходят на египетскую территорию на 30-40 километров, подпускают к себе наши самолеты на 25-30 километров, разворачиваются и уходят назад. Мы можем преследовать их только до Канала, пересекать его запрещено. Наши идут домой, им вслед появляется новая группа самолетов, а то и две. Поднимаем второе звено МИГов и... история повторяется. Такая "игра" продолжалась ежедневно. И в день по 4-5 вылетов на перехват.

Постоянное напряжение, нервы у всех на пределе. Как правило, лишь одна группа израильских самолетов шла демонстративно на большой высоте. А где-то слева, справа, сзади летела над самой землей другая, невидимая долгое время для наших радаров. Нужно было успеть перехватить, нейтрализовать и её. Поэтому, как только взлетает одно звено, всем остальным – боевая готовность. Пилоты сидят в кабинах самолетов, стоящих в укрытиях в полной готовности – лишь нажать кнопку запуска двигателя, вырулить на полосу и взлететь. Летчики сидят в высотных костюмах, в укрытиях ни сквознячка, ни ветерка, А на улице за 40 градусов жары. И ожидание вылета может длиться часами...»[5].

Дополнить этот подробный и весьма эмоциональный рассказ можно воспоминаниями уже упоминавшегося в данной публикации комэска 35-й ОИАЭ полковника Юрия Настенко: «Противник наносил короткие по времени пребывания над египетской территорией удары и оставался, как правило, вне досягаемости наших истребителей. Перенести ближе зону было невозможно из-за опасности попасть под огонь своих зенитных средств, которых мы опасались больше, чем противника, а из установленных зон наши истребители не успевали на перехват противника до момента, когда он сбросит бомбы или пустит ракеты по наземным объектам»[6].

В качестве итогового резюме по начальному периоду противостояния ВВС Израиля и СССР можно привести слова российского военного историка Михаила Жирохова, специализирующегося на изучении действий боевой авиации в войнах ХХ-го века: «Были прекращены налеты на глубинные районы Египта из-за нежелания встречи с советскими истребителями-перехватчиками. Как отмечают советские специалисты, они все предпринимали несколько десятков вылетов чисто психологического характера. Прекрасно осведомленные о местах базирования советских пилотов, израильские пилоты (среди которых было немало и выходцев из СССР) брали курс на прикрываемые ими объекты. Советские самолеты были вынуждены подниматься на перехват непрошенных гостей. Однако израильтяне у самого Канала (который кстати советским пилотам было категорически запрещено пересекать) разворачивались и уходили назад. Всего с января 1970 года ВВС Израиля выполнили примерно 3300 боевых вылета на территорию Египта и сбросили 8000 тонн бомб, не считая НУР»[7].

Израильские лётчики действительно в первое время пребывания советских войск в Египте действовали исключительно в прифронтовой полосе, тянущейся вдоль западного берега Суэцкого канала. Однако рано или поздно, но встреча советских МиГ-21 и боевых израильских самолётов должна была произойти. Это случилось 13 апреля 1970 года.

К взаимному облегчению всё закончилось быстро и мирно – противники разошлись, не сближаясь, так и не решившись вступить в ближний бой. Точно также – без выстрелов и провокаций завершились ещё две встречи советских и израильских пилотов, состоявшиеся 18 и 29 апреля. Впрочем, подобное мирное сосуществование и взаимный вооруженный нейтралитет продлились недолго…

[1] - Ельчанинов В. Б. «Дан приказ ему… в Египет!» // Тогда в Египте… (Книга о помощи СССР Египту в военном противостоянии с Израилем) / Отв. ред.: Мейер М. С., Пак В. М., Филоник А. О. Электронная версия. URL: https://litresp.ru/chitat/ru/Ф/filonik-aleksandr/togda-v-egipte-kniga-o-pomoschi-sssr-egiptu-v-voennom-protivostoyanii-s-izrailem/6 [дата обращения 23.03.2023].

[2] - Настенко Ю. В. Боевые будни летчиков // Тогда в Египте… (Книга о помощи СССР Египту в военном противостоянии с Израилем) / Отв. ред.: Мейер М. С., Пак В. М., Филоник А. О. Электронная версия. URL: https://litresp.ru/chitat/ru/Ф/filonik-aleksandr/togda-v-egipte-kniga-o-pomoschi-sssr-egiptu-v-voennom-protivostoyanii-s-izrailem/18 [дата обращения 23.03.2023].

[3] - Ткачёв В. Бои на Суэцком канале // Электронная версия журнала «Воздушно-космическая оборона». – №3, 2004. URL: http://www.vko.ru/voyny-i-konflikty/boi-na-sueckom-kanale [дата обращения 23.03.2023].

[4] - Финтушал М. Битва за Синай // Журнал Слово/Word. – № 69, 2011.

[5] - Басенко А. В небе над Египтом // Электронный сайт Совета ветеранов войны в Египте. URL: http://old.hubara-rus.ru/mihalin2.html [дата обращения 23.03.2023].

[6] - Настенко Ю. В. Боевые будни летчиков // Тогда в Египте… (Книга о помощи СССР Египту в военном противостоянии с Израилем) / Отв. ред.: Мейер М. С., Пак В. М., Филоник А. О. Электронная версия. URL: https://litresp.ru/chitat/ru/Ф/filonik-aleksandr/togda-v-egipte-kniga-o-pomoschi-sssr-egiptu-v-voennom-protivostoyanii-s-izrailem/18 [дата обращения 23.03.2023].

[7] - Жирохов М. А. Крылья возмездия. Краткая история ВВС Израиля // Электронная версия. URL: http://www.airwar.ru/history/af/iaf/stati/born5.html [дата обращения 23.03.2023].

ПОЛНОСТЬЮ ПРОЧЕСТЬ ПУБЛИКАЦИЮ «Военная история Ближнего Востока. "Война на истощение"» МОЖНО ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Неутолимая жажда реванша.

Часть 2-я. Насер начинает большую игру.

Часть 3-я. Дуэль войск специального назначения.

Часть 4-я. Огненное небо Синая.

Часть 5-я. Крах египетской системы ПВО.

Часть 6-я. Глубокий кризис египетской стратегии.

Часть 7-я. Дебют операции «Кавказ».

Часть 8-я. Войска ПВО СССР против ВВС Израиля.

Часть 9-я. «Брежневские соколы» против «стервятников» Моше Даяна.

Часть 10-я. Советские «МиГи» вступают в бой.

Часть 11-я. Итоги и последствия.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!